?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Из дальних странствий возвратясь... Крым 2014.
речка
sv_korchanov
Оригинал взят у bulochnikov в Из дальних странствий возвратясь... Крым 2014.

Бабушки в крымских ресторанах

Фото Виктора Ядухи

Еще пару лет назад многие россияне завидовали белорусам: мол, у вас там хоть зарплаты и низкие, зато за медицину и образование платить не надо. С тех пор лавры Белоруссии как единственного социального государства на руинах СССР несколько поблекли и, казалось, что морок безжалостного ультра-капитализма поглотил все. Но вот случился Крым, и выяснилось, что не Лукашенко, а Россия – с ее несправедливостями и имущественным расслоением, без Ленина и Сталина — может сотворить то, о чем ее граждане уже и мечтать перестали. Правда, под сильным внешним давлением и пока только в одном отдельно взятом субъекте федерации. Думаете, приукрашиваю? Вот небольшое сумбурное резюме из того, что я узнал, проведя август в Крыму, и о чем мне рассказали крымские коллеги.


Пенсии и зарплаты бюджетников, как и обещал Медведев, подняли в четыре приема до запланированной величины. Теперь средняя пенсия в Крыму составляет 11 тысяч рублей. Даже при курсе 37 рублей за доллар, который можно считать следствием геополитического непослушания русских, это на $100-120 выше, чем при Украине. Средняя зарплата крымского врача теперь – больше $1000, учитель в среднем получает больше 30 тыс руб. При Украине учителя не получали здесь и трехсот долларов в месяц. Теперь школьный учитель — это круто, и некоторые преподаватели, подавшиеся от бескормицы в журналисты, хотят вернуться. Потому что у журналистов местных СМИ, особенно негосударственных, зарплаты остались "украинские" — примерно 9 тысяч рублей. Как ни странно, не выросли пока зарплаты и в крымском Совмине: рядовой сотрудник пресс-службы правительства не получает и десяти тысяч. Но, думается, это временное недоразумение.


С материнским капиталом, который вице-премьер Ольга Голодец обещала выплачивать с  1 сентября, "все не так однозначно". Во-первых, до майдана и войны у граждан Украины эти выплаты тоже были, причем даже больше, чем в РФ. А во-вторых, по словам крымского премьера Сергея Аксенова, выплаты переносятся на 1 января и платить будут лишь тем, у кого дети родились в Крыму после референдума о воссоединении с Россией – то есть, после 17 марта 2014 года. Но, учитывая реалии постмайданной Украины, которых крымчане счастливо избежали, горевать не о чем.


Российские паспорта еще две недели назад получили 93% жителей Крыма. Очередей за ними уже нет: в Симферополе подаешь документы в окно — и паспорт готов уже через час. Где такое видано? Наверное, только в США, где Познер за час получил новый паспорт вместо утерянного и потом долго об этом всем в России рассказывал. В общем, догнали и перегнали. Хотя из-за спешки и большого объема работы паспортистов в документах много ошибок.


Медицина, которой в Крыму почти не было, сильно поднялась даже по общероссийским меркам. В "нулевых" я чуть не умер в городской больнице Судака: все, что мне могли там предложить при остром пищевом отравлении – вода. Даже розетки в палатах там были заклеены, чтобы пациенты не тратили электроэнергию. Год назад, когда мои друзья попали в аварию, я застал их в приемном отделении 1-й горбольницы Севастополя. Друзья прикладывали к ушибленным местам мороженое из соседнего ларька, потому что у безучастно гуляющих по драному линолеуму врачей не было ничего, кроме апломба и iPhone5.


Теперь жена моего доброго знакомого, попав в ту же больницу с маленькой дочкой, пишет в Фейсбуке об изобилии медикаментов и о честных рыбных стейках на обед. Все это, включая услуги персонала и стационар – совершенно бесплатно. "Скажите, это что, в России везде так?", — спрашивает она. Судя по ответам российских френдов, те и сами в шоке: такого нет даже в Питере и Москве.


В одном только Севастополе в медицину с весны вложили 380 млн рублей, закуплено 412 единиц сложной медтехники, 700 больных направлены на лечение в федеральные медцентры. В Крыму, где при Украине на одного больного государство выделяло $1 в день, содержание в стационаре тоже выросло в разы. Идет чистка главврачей, чтобы сломать систему поборов. Денег и здесь (Крым и Севастополь разные субъекты федерации) теперь ни за что не требуют: бесплатна даже томография, за которую еще в прошлом году брали $100.


Но окончательно добил меня рассказ коллеги из крупного федерального информагентства про больницу в Бахчисарае, куда казанские шефы привезли свое оборудование и специалистов. Теперь там бесплатно делают операции на сердце,  которые прежде были доступны только в Киеве за большие деньги. Это трудно себе представить. Если вы не были в Бахчисарае, вообразите сонный пыльный городок с населением 20 тысяч, больше похожий на живописное татарское село. По улицам ходят коровы. И вот там – операции на сердце! Я не знаю, что сказать, это просто ломает мою картину мироздания.


Вообще, шефство российских регионов над Крымом, по поводу чего так ерничала либеральная общественность, показало себя с самой лучшей стороны. Пока бюджетные миллиарды преодолевают фильтры Минфина и других федеральных ведомств, следящих, чтобы деньги не растащило местное жулье (кадры в Крыму – большая проблема), шефы просто приезжают и делают дело. Вот, например, в Крыму — адские, местами просто чудовищные дороги. Предметом шефской помощи их ремонт быть не может, слишком дорого. И правительство РФ уже выделило на дороги 4 млрд. руб. Но обновить асфальт до зимы полуостров уже вряд ли успеет. А шефы тем временем ремонтируют школу за школой, садик за садиком.


С образованием, насколько я могу судить, в Крыму все тоже хорошо: полуостров полностью обеспечен российскими учебниками (завезли 3 млн штук), двадцать тысяч учителей прошли перед началом учебного года интенсивную переподготовку, школы подготовлены к осенне-зимнему сезону. Квоты на поступление в российские вузы для выпускников крымских школ сохранят и в 2015, и в 2016 году.


С банками пока плохо. Ну, то есть, как плохо: число отделений растет, в Севастополе их уже около ста (при Украине было 200). Очередей почти нет – пенсии и зарплаты падают на карты. Но при этом крупные банки в Крым из-за санкций так и не пришли, а мелкие откровенно беспредельничают. Скажем, берут несусветные комиссии за оформление карт. За снятие денег в банкомате по карте другого российского банка взимают 10% от суммы. Даже в "родном" банке снять деньги с собственного счета стоит 1%. Потребительского и автокредитования пока нет.


С мобильной связью все сложно и непонятно. Украинские дочки МТС и Билайна то ли сами ушли, то ли их выдавили. Это было неизбежно, иначе Киев мог "слушать" в российском Крыму любого. Однако их место заняли не российские операторы, а мутная контора под названием К-Телеком. Теперь она продает симки российского МТС с кубанским префиксом +7(978)…, причем продает малыми дозами, поэтому купить симкарту без очереди до сих пор сложно. Номера владельцев украинских симок сначала отключили вовсе, потом перевели в роуминг, что, конечно, вылетает в копеечку. Дольше всех в Крыму продержался украинский оператор Life, но на днях, заглючив, погас и он. Теперь здесь тотальная монополия "яйца".


Рынок недвижимости все еще в полной мере не разморожен: в Симферополе для регистрации сделок на весь город работает только одно окно. Это затрудняет куплю-продажу, поэтому сложно сказать, насколько оправданы возросшие аппетиты продавцов. При этом, поскольку полуостров наводнен толпами командированных российских чиновников и специалистов, переучивающих местные кадры, арендные ставки взлетели вдвое. Если раньше однушку в центре отнюдь не курортного Симферополя можно было снять pа $250, то теперь за нее просят $500.


Отдельная интересная тема — бизнес. Весной, изучив ситуацию, уполномоченнный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов сказал, что 96% крымского бизнеса составляют малый и средний, и что переход на российское госрегулирование его просто убьет. Тем более, что большинство бизнесов 20 лет были так или иначе завязаны на Украину, а наладить связи с российскими контрагентами мешает отсутствие сухопутного транспортного сообщения. Чтобы облегчить интеграцию, Москва ввела переходный период. Суть его в том, что для бизнеса одновременно действуют украинские и российские законы, и он может выбирать более выгодные для себя нормы. Например, те, где ниже налоги. Но если этот праздник не продлят, 1 января 2015 года он закончится.


Поскольку почти весь крымский малый бизнес традиционно находится в тени, судить о его реальном положении трудно. Кто работал по украинским сертификатам (например, оценщики ущерба), тем действительно трудно. Но торговля, судя по всему, чувствует себя неплохо: покупательная-то способность у людей выросла. Выросли, конечно, и цены, причем даже на априори дешевую украинскую продукцию (ее недавно разрешили ввозить в Крым без ограничений). Однако народ, не привыкший еще к рублевой нумерологии, нуворишествует, и тратит легко. Дошло до того, что впервые в постсоветской истории бабушки стали посиживать в кафе, коротая время за даровыми по московским меркам капучино и пирожными.


А вот потребители помоложе столкнулись с проблемой: теперь они не могут делать покупки в украинских интернет-магазинах, к которым успели привыкнуть. Теоретически, доставить покупку в Крым с Украины можно и сейчас – на полуострове возобновила работу популярная "Нова пошта". Но сами украинские магазины больше не отгружают заказы в Крым. В российских же сетевых магазинах товары (например, одежда) в полтора раза дороже. Не говоря уже о более высокой стоимости доставки через пролив. Впрочем, это терпимо на фоне мира, спокойствия и ощущения перспектив, которые у покинутой Крымом Украины, судя по всему, куда мрачнее.


Конечно, крымское социальное диво во многом объясняется "эффектом низкой базы" — пляшут-то на радостях от бедной украинской печки. Но не сквозят ли досада и зависть в словах тех, кто пророчит крымчанам столкновение с неприятной ("а какой она может быть еще – в ужасной тоталитарной России-то!") реальностью?


Безусловно, странный для России "крымский социализм" во многом мотивируется политической необходимостью. Ведь Москва хочет, чтобы его жители не разочаровались, а украинцы, глядя на них, очаровались. Но значит ли это, что крымчанам теперь не нужно радоваться? И значит ли это, что остальные россияне не должны надеяться на установление более справедливых правил игры — пусть и под давлением внешних обстоятельств?


Виктор Ядуха


Tags: