?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Политэкономия без дураков. Часть 2.
речка
sv_korchanov
Оригинал взят у chipstone в Политэкономия без дураков. Часть 2.

Попытка найти какие-либо объективные основания для оценки экономики неизбежно приводят нас к истокам. К попытке в очередной раз выявить исходные элементы нашего Мироздания. Согласно той же КОБе таковыми являются триединство материя-информация-мера. Я уже много раз писал, что Кобовцы не рискнули по каким-то причинам пойти дальше и выявить истинную триаду нашего мира. В их триаде материя не является исходным самостоятельным элементом. Таковым является энергия. А материя есть ни что иное, как проявление исходного триединства энергия-информация-мера. В котором Мера задает правила взаимодействия элементов, Энергия обеспечивает возможность связей элементов, а информация придает элементам проявленную форму. Но помимо этой триады понятий существует еще одно, являющееся первичным даже по отношению к трем названным. Это Время, вне которого не существует ни нашего мира, ни любого из вышеперечисленных понятий. По моему глубокому убеждению Время вообще является единственным исходным элементом Мира, привнесенным в него извне, из условно говоря материнской реальности. А триединство энергия-информация-мера уже есть внутренние свойства нашего и только нашего мира.

Политэкономия в изложении Маркса определяет любой экономический результат производным от труда человека. Западные теории, признавая гений теории Маркса (без иронии и дураков), критиковали его за то, что помимо труда он не включил в перечень исходных производительных сил капитал, обладающий по их мнению собственным потенциалом к производству товаров и услуг. Не будем сейчас вдаваться в споры видных теоретиков, займемся другим. Попробуем рассмотреть сам процесс. Кто, что и зачем делает такого, что всеми нами признается за экономику.


Ответ на вопрос «Кто» довольно прост. Это человек. Никто, кроме человека ничего в мире не производит. Даже современные роботизированные заводы без единого рабочего производят продукцию только потому, что именно человек определил им рабочее место и написал программу что, в каком порядке и с какой скоростью делать.

Вопрос «зачем» тоже особых сложностей не представляет. Но это уже лишь кажущаяся простота. Если мы зададим вопрос в таком виде «зачем человек занят производством чего-либо», то любой здравомыслящий собеседник, не задумываясь не на секунду, ответит, что либо для удовлетворения своих жизненных потребностей, либо для продажи произведенного продукта, чтобы на вырученные деньги купить то, что ему нужно дл удовлетворения своих жизненных потребностей. Не правда ли просто и очевидно? А теперь посмотрим на то, зачем существуют реальные предприятия в реальной экономике. Если вопрос будет сформулирован таким образом, то ответ на него будет совершенно иным. Предприятие существует для извлечения прибыли! Поняли? Не для удовлетворения жизненных потребностей работников или хозяина предприятия, а для извлечения прибыли. То есть в нашем раскладе появляется совершенно новое абстрактное понятие, не имеющее впрямую отношения ни к человеку, ни к его жизни, ни к его потребностям. Мне могут ответить, что прибыль существует для удовлетворения хозяином предприятия его жизненных потребностей. Но так ли это? Даже если мы включим в понятие потребностей стремление к власти, мы все равно не получим адекватности.   Придумывать, зачем предпринимателю прибыль, мы можем долго и увлеченно. Но все равно, оставаясь объективными, будем вынуждены признать, что прибыль не будет равняться сумме всех реальных и придуманных нами потребностей. Рискну предположить, что именно эта произошедшая когда-то подмена понятий потребность на прибыль и является первопричиной всего происходящего сегодня и того тупика, в который бодрым шагом заползла наша цивилизация. И здесь не самом деле не стоит ругать мифических кукловодов человечества или не столь мифических, но столь же популярных Ротшильдов-Рокфеллеров. Мы все такие. Возьмем простого представителя среднего класса, у которого на удовлетворение потребностей уходит не 100 процентов зарплаты или предпринимательского дохода. Что он делает со своими деньгами? Тащит в банк, выбирая, кто предложит лучший процент по вкладу. Или пытает счастья на бирже. Короче старается заработать еще денег на те деньги, которые у него остались после удовлетворения его текущих потребностей. Старается заработать ту самую прибыль.

Еще забавнее, когда наш товарищ  покупает валюту в расчете на то, что «чужая экономика» окажется более эффективной, чем собственная, в которой он непосредственно занят и с которой имеет доход, удовлетворяющий его потребности. То есть самостоятельно создает потенциальный конфликт интересов. Ведь чем он лучше будет работать, тем эффективнее будет именно своя экономика. Но тогда его валютная спекуляция окажется убыточной, что противоречит тем целям, ради которых он совершил покупку валюты. И, уверяю вас, что этот конфликт интересов только кажется мелочным и надуманным. В тот момент, когда подобная жажда прибыли захватывает все слои общества, этот конфликт интересов мгновенно превращается в большую проблему. Просто все действуют на своем уровне. Офисный планктон покупает валюту. А какой-нибудь министр хранит свои миллионы в оффшоре. И тоже с той же «благой» целью. Чтобы не пропали, и чтобы получить прибыль. Желательно без налогов. И как только процесс подобной гонки за прибылью охватывает всех, своя экономика становится обреченной. Если кто-то думает, что я только о России, то глубоко заблуждается. Ровно такая же ситуация и в Европе, где миллионы немцев предпочитают прятать деньги в Швейцарии. И в США, где весь крупный бизнес давно и прочно ассоциирован с оффшорами. В итоге США фактически банкрот, а Германия из последних сил отбивается от евронахлебников.

Но мы несколько отвлеклись от политэкономических понятий. Что же такого все же создает человек, что можно было бы более или менее объективно записать в плюс национальной экономике, оставаясь при этом относительно объективными? В максимально широком виде он производит новую информацию. Или точнее новый энерго-информационный объект. Любая материя это именно энерго-информационный объект. И как любой объект он обладает определенными характеристиками. Я бы выделил две основные – объем вложенной при создании объекта энергии и объем содержащейся в нем информации. Эти понятия первичные и принципиально разные. Например, тонна однородного металла обладает большим запасом внутренней энергии, но довольно мизерным объемом внутренней информации.  Материал весь однороден. А вот тонна компьютеров обладает большим, но сопоставимым (в пределах пары порядков) объемом внутренней энергии, но в триллионы раз большим объемом внутренней информации. За счет сложности и многоуровневости внутренней структуры.
Можно найти и более предельные примеры. Например, тонна воды из реки обладает приличным запасом энергии, но минимальной информацией. А какая-нибудь книга содержит лишь вложенную энергию автора (объективно небольшую), но в зависимости от таланта огромным запасом информации.

Если мы посмотрим на труд, как одну из признанных теоретиками производительных сил, то увидим, что он представляет собой некий комплекс из затраченного времени, энергии и информации. Но труд есть особенность исключительно человека. По крайней мере, в рамках политэкономической теории. Мы же не признаем за таковой труд лошади, с помощью которой  крестьянин вспахал поле. Мы считаем трудом именно его труд по управлению лошадью и то время и энергию, которую он затратил на этот процесс. Ну еще  можем посчитать время и энергию на кормление и уход за лошадью, чтобы она могла вспахать поле. Справедливо ли это? Думается, да. Но что отличает труд лошади от труда человека? Это целенаправленная деятельность и стремление получить результат. Ведь если бы не крестьянин, то лошадь сама по себе даже и не подумала, чтобы что-то там, напрягаясь. Вспахать. К этому ее принудил человек. Целеполагание, стремление получить результат и способность составлять логические причинно-следственные связи типа цель-план-усилие-результат есть свойства Разума. Именно Разум, а не труд является исходной производительной силой. Разум способен генерировать новую информацию, способен, потребляя и отМЕРяя энергию, соединить с информацией и создать новый энерго-информационный объект, имеющий стоимость с позиции экономики.

А что же с капиталом? Имеют ли деньги характер производительной силы? С какой целью видные теоретики от политэкономии включили капитал в производительные силы, понятно. В противном случае в полном соответствии с Марксом и его «Капиталом» все предприниматели оказывались исключительно нахлебниками на шее рабочих. Но обоснование полезности капиталистов, увы, ученые осуществили не с той стороны. В итоге именно они, признав капитал производительной силой наравне с трудом, заложили основу сегодняшнего цивилизационного тупика. Тупика, в котором статус денег возрос чуть ли не до божества, а в погоне за прибылью человечество практически почти уничтожило среду своего обитания и почти полностью за несколько десятилетий израсходовало весь запас природных ресурсов.

Между тем не деньги, не капитал, а именно Разум предпринимателя, его способность генерировать новую информацию и управлять энергетическими потоками является настоящей производительной силой, делающей его не нахлебником, и даже не просто полноправным участником производства, а его управляющим центром.

Что же до денег, то о них разговор особый. По своей сути деньги являются суррогатом Времени. Именно в этом их главная ценность и реальная полезность. Если мы отвлечемся от высоких материй и задумаемся для чего нам деньги, то поймем, что они либо зарабатывают нам время, либо позволяют его не тратить.  Под заработком я имею в виду в частности простой пример. Деньги позволяют нам получать качественное медицинское обслуживание и хорошие лекарства, продляющие нашу жизнь. В том числе активную. Не единственный, но вполне адекватный пример. Не тратить время означает, что нам не требуется время на выращивание продуктов питания. Мы просто идем и покупаем их в магазине. Или же другими словами деньги высвобождают наше время для чего-то полезного нам же. Другое дело, как этим ресурсом мы распоряжаемся. Все прочие приписываемые деньгам функции от лукавого.

Кстати, о том, должны ли деньги иметь реальную основу. То же золото или что-то иное. Безусловно, должны. Дело не в том, какой именно эквивалент будет лежать в их основе. То же золото было выбрано по ряду вполне себе реальных причин и собственных свойств, многократно описанных в литературе. Принципиально дело в другом. Реальная основа денег придает им равноправный справедливый характер. Их невозможно просто взять и создать по желанию кого-то одного, поставив тем самым всех прочих в неравноправное положение. Реальная основа придает деньгам реальную стоимость, привязанную к опять же вполне объективным исходным показателям – время, энергия, информация. То, чем не обладает ни один из виртуальных денежных суррогатов.

Все вышесказанное подводит нас к мысли, что при расчете экономики, ее масштабов и реализации нам следует исходить из следующих правил.
1.       Реальный продукт это всегда энерго-информационный объект. То есть объект, обладающий уникальной, свойственной только ему информацией и вложенной в его производство энергией.
2.       Чтобы отделить мух от котлет и снять противоречие между трудом на себя и трудом на кого-то, следует признать, что экономический продукт должен обладать способностью к продаже, то есть должен обладать полезными свойствами не только для самого автора, но и для любого другого человека.
3.       Учет стоимости продукта должен основываться на содержащихся в нем энергии и информации. Скажу сразу, я не знаю, как относительно точно и справедливо это сделать. Но сделать это наверняка возможно.
4.       Ни сами деньги, ни какие-либо операции с ними не могут быть частью создаваемого валового продукта. Если мы хотим учитывать результаты труда именно в деньгах, как удобном инструменте и суррогате времени, то сами они должны быть избавлены от функции участника формирования продукта. Лишь сам момент возникновения новых денег (в момент производства или добычи их реальной основы) может считаться частью ВВП.

Все сказанное, безусловно, не носит характер какой-либо законченной или полноценной теории. Это скорее опять мысли вслух и приглашение к осмысленной дискуссии.