?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Я. Кеслер о хронологии, языке и цивилизации
речка
sv_korchanov
Оригинал взят у ss69100 в Я. Кеслер о хронологии, языке и цивилизации

Afficher l'image d'origine...Принимаемый большинством лингвистов традиционный подход к развитию языков современной европейской цивилизации заключается в том, что все они возводятся путем различных сопоставлений и реконструкций в итоге к некоему единому индоевропейскому праязыку. Тем самым, выстраивается языковое дерево, исходя из живых и отмерших веток, с попыткой восстановить общий корень, скрытый в толще веков.

При этом причины, вызывающие то или иное разветвление языкового Древа, лингвисты ищут в исторических событиях, придерживаясь при этом традиционной хронологии. Иногда даже указывают не только время, но и место, откуда началось разделение индоевропейского праязыка - Беловежская Пуща в Белоруссии.

Особенно излюбленным аргументом этих лингвистов является “древнейший” санскрит, само понятие о котором появилось только в XVII в. Здесь мы просто заметим, что, например, по-испански San Escritoозначает “Священное Писание”. Так что санскрит – это средневековый продукт миссионеров и не более того.

Другая точка зрения, развитая, в основном, итальянскими лингвистами, заключается в постулировании нескольких исходных языковых центров и самостоятельно развиваюшихся языковых “кустарников”. Это не удивительно, поскольку иначе итальянским лингвистам придется, вслед за Британской Энциклопедией 1771 г., признать, что их родной язык на самом деле близкородствен “варварскому” готскому, т.е. балто-славяно-германскому.

В качестве примера приведем диаметрально противоположные взгляды приверженцев двух упомянутых теорий на происхождение балтийской группы языков, к которым в настоящее время принадлежат литовский и латышский языки.

Сторонники единого (ностратического) языка, считают балтийские языки наиболее архаичными, сохраняющими наибольшее родство с индоевропейским праязыком. Противоположная точка зрения рассматривает их как маргинальные, возникшие на северной границе взаимодействия двух самостоятельных западной (европейской) и восточной (евроазиатской) языковых семей. Под европейской языковой семьей подразумевается романская группа языков, которая, как считается, произошла из латинского языка.

Интересно отметить, что при таком подходе на южной границе между этими условными языковыми семьями в качестве такого же маргинального языка оказывается греческий язык. Однако между греческим и балтийскими языками существует принципиальная разница: современный греческий язык действительно представляет собой маргинальный, в значительной мере обособленный язык, получившийся к XV в. в результате скрещивания прежде всего иудео-эллинского (семитского) и арианского (балто-славяно-германского) языков.

Напротив, балтийские языки сохраняют и общий лексический фонд, и прямые фонетические соответствия как со славянскими, так и с германскими и романскими языкам, но отнюдь не с иудео-эллинским. Здесь еще необходимо отметить, что и в греческом языке многие “древнегреческие” корни являются не просто общеиндоевропейскими, а именно балто-славяно-германскими.

Раздел языкознания – этимология - занимается исследованием происхождения слов, составляющих лексику, т. е. словарный запас языка. Придерживаясь традиционной хронологии, этимология является, по сути,эвристической наукой, и в этом смысле ее можно сравнить с археологией, поскольку единственным надежным критерием является письменная фиксация слова. При этом лингвисты, конечно же, руководствуются прежде всего здравым смыслом и действуют методом сравнения.

Однако датировка “древних” письменных памятников, не имеющих собственной даты записи – вещь сама по себе весьма непростая, и может приводить к серьезным ошибкам не только в хронологии, но и в языкознании. Достаточно упомянуть, что криминалистика для датировки даже современных письменных источников не только использует целый комплекс инструментальных методов, но и опирается при этом на статистически обоснованную и независимо датированную базу данных для сравнения документов. Для древних же письменных источников такая база данных просто отсутствует.

В 50-х годах ХХ века М. Сводеш разработал новое направление в лингвистике – глоттохронологию. Глоттохронология – это область сравнительно-исторического языкознания, занимающаяся выявлением скорости языковых изменений и определением на этом основании времени разделения родственных языков и степени близости между ними. Такие исследования проводятся на основе статистического анализа словаря (лексикостатистика).

При этом предполагается, что глоттохронологический метод применительно к относительно недавно разошедшимся языкам (по традиционной хронологии в пределах Новой Эры) дает систематическую ошибку в сторону приближения к нашему времени. Однако, применительно к началу разделения балто-славянского языка глоттохронологические вычисления дают довольно устойчивую границу – XII век.

С другой стороны, ареалы “балтийского” и “славянского” языков в Восточной Европе по данным топонимики (названия мест) и гидронимики (названия водоемов) в XIV веке по традиционной хронологии практически совпадают. Это еще одно свидетельство в пользу существования балто-славянской языковой общности по состоянию на XIV век. При этом практически все лингвисты, за исключением, пожалуй, чешского ученого В. Махека, считают германские языки отделившимися от балто-славянских по крайней мере на тысячелетие раньше. Это лингвистическая ошибка, порожденная традиционной хронологией.

Сама по себе “древовидная” модель (на языке математики она называется решеткой Бете) не вполне адекватна для описания процесса развития языков, поскольку она не включает обратной связи и предполагает, что единожды разделившиеся языки далее развиваются независимо друг от друга. Этот предельный случай может реализоваться только в результате полной информационной изоляции одной части населения от другой на протяжении жизни, по крайней мере, нескольких поколений.

В отсутствие средств массовой информации такое возможно только из-за географической изоляции в результате глобальной природной катастрофы – например, потопа, разделения материков, резкого изменения климата, глобальной эпидемии и т.п. Однако, это достаточно редкие события даже с точки зрения традиционной хронологии. Более того, даже разделение Евразии и Америки Беринговым проливом полностью не уничтожило языковой связи, например, японского языка и языков некоторых индейских племен.

С другой стороны, в отсутствие глобальных катаклизмов информационный обмен происходит непрерывно как внутри языка, на уровне междиалектальных связей, так и между языками. Судя по Библии и по различным эпосам, глобальных катастроф, резко нарушивших языковую общность, на памяти человечества было не более двух, что отражено, например, в библейских преданиях о Всемирном Потопе и Вавилонском смешении языков.

Обратим внимание читателя, что эти два предания свидетельствуют о принципиальном различии результатов двух катастроф с информационной точки зрения. Результатом Всемирного Потопа сталаизоляция группы населения (семья Ноева Ковчега), которая говорила на одном языке. Вавилонское же столпотворение говорит о внезапно возникшем непонимании разными частями населения друг друга, что является результатом столкновения резко различающихся языковых систем, которое могло проявиться только при объединении разных частей населения. Иными словами, первый катаклизм носил аналитический характер, а второй – синтетический. Поэтому все “революционные” языковые изменения могут быть смоделированы на основе только двухупомянутых катаклизмов. И, как следствие, адекватная языковая модель должна представлять собой, по крайней мере, граф, способный отразить систему обратных связей, а отнюдь не “дерево” решетки Бете. И будущей лингвистике не обойтись без привлечения такого раздела математики как топология.

В рамках же традиционной хронологии мнимых “революционных” изменений оказывается гораздо больше, причем они носят локальный характер – например, “великий средневековый сдвиг английских гласных”, который относят к XII в., когда безо всяких на то естественных причин якобы изменилась вся структура гласных, причем только в языке населения Британских островов. А примерно через 300 - 400 лет, в XVI в. также “революционно” практически восстановилась прежняя система. В это же время в достаточно удаленной от Британии Греции якобы происходила другая “революция” - т.н. итацизм, когда сразу несколько гласных выродились в один звук “i”, что привело к жуткому орфографическому разнобою в современном “новогреческом” языке, где можно насчитать до 5 вариантов написания одного слова.

Обе эти мнимые “революции” возникли по одной причине – из-за непригодности латиницы для однозначной передачи звукового составалюбого европейского языка. Любой европейский письменный язык, основанный на латинице, вынужден передавать собственную фонетику с помощью множества буквосочетаний, которые в разных языках зачастую отражают совершенно разные звуки (например, ch) и/или разнообразных диакритических знаков. А, с другой стороны, один и тот же звук, например,k передают совершенно разные буквы C, K и Q.

Для примера приведем результат группово-частотного анализа (частота встречаемости букв в тексте) в простейшем с точки зрения фонетикиитальянском языке, имея в виду, что итальянский язык является бесспорным традиционным наследником латинского.

В итальянском языке имеются 4 группы букв, передающие гласные звуки, различные по способу образования: a, e , i, (o + u) и 5 различных групп согласных: сонорные (r + l), носовые (m+ n), альвеолярные (d + t), губные (b, v, p, f, неслоговое u) и заднеязычные, отражаемые буквами s, c, g, h, z, q, а также буквосочетаниями sc, ch, gh. Групповая частота букв, передающих звуки этих вполне определенных групп (без учета пробелов между словами) практически постоянна и колеблется в пределах 0,111 +0,010. Это проявление внутренней гармонии, присущей любому языку, стремящемуся в одинаковой мере использовать все возможности речевого аппарата человека.

При этом оставшаяся часть букв латиницы в итальянском языке характеризуется групповой частотой практически равной нулю: J, K, X, W, Y. Группа “лишних букв” как раз и отражает искусственность латиницы. (Для итальянского языка гораздо более фонетически репрезентабельной была бы славянская азбука, в частности, ее сербский вариант.)

И “среднегреческий итацизм”, и “великий английский сдвиг” возникли из-за введения латиницы именно при латинском отображении греческих ли, английских или других слов. В качестве примера для тех, кто знаком с английским языком, предлагаем самостоятельно озвучить “греческие”phthisis “чахотка” и diarrhoea “понос”.

Или возьмем знаменитый латинский ротацизм, когда звук z якобы внезапно (в историческом масштабе) перешел в r. Причем в романских языках перешел везде, а в германских не всегда, не везде и не последовательно: ср. нем. Hase “заяц” и англ. hare, нем. Eisen “железо” и англ. iron, но нем. war “был” при англ. was.

Звуки z и r принципиально различаются по природе своего образования. Какие мыслимые фонетические причины при нормально развитом речевом аппарате могут быть у такого неестественного сдвига?

Но в условиях цинги переднеязычные зубные звуки вынужденно имитируются горловыми. А палатальное горловое (“украинское, греческое”) g и немецко-французское язычковое (“картавое”) r как раз фонетически весьма близки.

Анализ совокупности европейских языков показывает, что появление rсвязано именно с неустойчивостью палатального g а отнюдь не z, которое само является одним из продуктов эволюционного преобразования палатального g (ср., например, англ. yellow (желтый), фр. jaune, чеш.žluty, ит. giallo, латыш. dzelts при сохранении взрывного характера начального звука в аналогичных лит. geltas, нем. gelb, швед., норв. gul и греч. xanthos).

Поэтому латинский “ротацизм” - явная несуразица, связанная с мнимой “древностью” письменной латыни, когда якобы букву Z (передававшую z) в указном порядке отменили за “ненадобностью” в 312 г. до н.э. (произошел “ротацизм”!). А потом, лет этак через 300, стали опять понемногу использовать, причем только для написания “греческих” слов.

Эта мифическая история одной природы с историей искусственного появления в латинице букв X, Y, J, а в церковной кириллице излишних греческих букв. Обе истории относятся к одному и тому же средневековомупериоду становления азбучной письменности.

Анализ выборки 25 основных европейских языков показывает, что, во-первых, во всех европейских языках происходят, хотя и с разной скоростью, но одни и те же эволюционные фонетические процессы, и, во-вторых, что общий лексический фонд европейских языков, (без учета финно-угорских, тюркских и др. заимствований), и на сегодня содержит порядка 1000 ключевых слов (не включая латинизированные интернациональные слова XVII-XX вв.!), принадлежащих примерно к 250общим корневым группам.

Словарный запас на основе этих корневых групп охватывает практически все необходимые для полноценного общения понятия, включая, в частности, все глаголы действия и состояния. Поэтому Л. Заменгоф мог и не изобретать эсперанто: достаточно было бы восстановить язык Rustico.

Появление в XVI в. словарей само по себе является свидетельством не только уровня развития цивилизации, но и прямым доказательством началаобразования национальных языков. Более того, время появления в словаре слова, отражающего то или иное понятие, впрямую свидетельствует о времени появления самого понятия.

Прекрасным свидетелем развития цивилизации в этом отношении является Большой Оксфордский Словарь (Webster).

В этом словаре слова, помимо традиционного толкования и этимологии, сопровождаются указанием даты, когда это слово именно в указанной форме впервые появляется в письменных источниках.

Словарь, безусловно, авторитетен, и множество дат, приведенных в нем, содержит противоречия с принятой сегодня версией Мировой Истории. Вот некоторые даты:






Almagest – XIV в.

Antique – 1530 г

Arabic – XIV в.

Arithmetic – XV в.

Astrology – XIV в.

Astronomy – XIII в.

August – 1664 г

Bible – XIV в.

Byzantine – 1794 г.

Caesar – 1567 г

Cathedra – XIV в.

Catholic – XIV в.

Celtic – 1590 г.

Chinese – 1606 г.

Crusaders – 1732 г.

Dutch – XIV в.

Education – 1531 г.

Etruscan – 1706 г.

Gallic – 1672 г.

German – XIV в.

Golden age – 1555 г.

Gothic- 1591 г.

History – XIV в.

Iberian – 1601 г.

Indian – XIV в.

Iron Age – 1879 г.

Koran – 1615 г.

Mogul – 1588 г.

Mongol – 1698 г.

Muslim – 1615 г.

Orthodox – XV в.

Philosophy – XIV в.

Platonic – 1533 г.

Pyramid – 1549 г.

Renaissance – 1845 г.

Roman – XIV в.

Roman law – 1660 г.

Russian.- 1538 г.

Spanish – XV в.

Swedish – 1605 г.

Tartar – XIV в.

Trojan – XIV в.

Turkish – 1545 г.

Zodiac – XIV в.




Хорошо видно, что весь "античный" цикл появляется в английском языке в середине XVI века, равно как и само понятие античность, например, Caesar в 1567 году, а August - в 1664.

При этом англичан нельзя назвать нацией, безразличной к мировой истории. Напротив, именно англичане были первыми, кто начал изучать древности на научной основе. Появление понятия Golden Age (Золотой Век), краеугольное понятие всей классической античности - Вергилий, Овидий, Гесиод, Гомер,Пиндар в 1555 г. говорит о том, что ранее эти авторы былинеизвестны англичанам.

Понятия, связанные с исламом, появляются в XVII веке. Понятиепирамида появляется в середине XVI в.

О первом астрономическом каталоге Птолемея Альмагест, положенном в основу современной хронологии, становится известно только в XIV веке. Все это находится в вопиющем противоречии с традиционной историографией.

В этом словаре есть множество гораздо более прозаических, но не менее выразительных примеров, касающихся самой английскойистории.

Например, прекрасно известно, какой всеобщей любовью в Англии пользуются лошади и какое внимание в Англии уделяется коневодству. Дерби вообще представляет собой национальное достояние. Британская Энциклопедия 1771 г. самую пространную статью уделяет не чему-нибудь, а искусству ухода за лошадьми (v. 2, “Farriеry”). При этом во вступлении к статье особо подчеркнуто, что это – первый грамотный обзор существовавших к тому времени ветеринарных сведений о лошадях. Там же говорится о распространенности неграмотных коновалов, часто калечащих лошадей при подковке.

Однако мало того, что слово farrier появляется в английском языке, согласно Webster’у, только в XV в., оно еще и заимствовано из французского ferrieur. А ведь это понятие обозначает кузнеца, умеющего подковывать лошадей – профессия, совершенно необходимая для конного транспорта!

И тут уж одно из двух: либо до Генри Тюдора лошадей в Англиивообще не было, либо все лошади до этого были неподкованными. При этом первое куда более вероятно.

Еще один пример. Слово chisel, обозначающее абсолютно необходимый любому ремесленнику столярный и слесарный инструмент, появляется в том же словаре только в XIV в.!

О каких открытиях Роджера Бэкона в XIII в. может идти речь, если техническая культура находилась на уровне каменного века? (Kстати, по-шведски и по-норвежски примитивные кремневые орудия называются kisel и произносятся почти так же, как английское chisel…)

И знаменитых своих овец англичане могли стричь только c XIV в., причем примитивными, сделанными из одной железной полосы, shears (именно в это время появляется это слово, обозначающее орудие стрижки), а не scissors современного типа, ставшими известными в Англии только в XV в.!

Традиционная историография творит с языком анекдотические вещи. Например, великий Данте считается творцом итальянскоголитературного языка, но почему-то после него, Петрарки и Бокаччо еще двести лет все прочие итальянские авторы пишут исключительно по-латыни, а итальянский литературный язык как таковой формируется на базе тосканского диалекта (toscano volgare) только к началу XVII в. (Словарь Академии Круска. 1612 г.)

Известно, что французский язык стал официальным государственным языком Франции в 1539 г., а до этого таким языком была латынь. А вот в Англии якобы в XII-XIV вв. официальным государственным языком был французский, за 400 лет до введения его в государственное делопроизводство самой Франции! На деле же английский язык внедряется в официальное делопроизводство на Британских островах в то же время, что и французский во Франции – при Генрихе VIII в 1535 г.

Со второй половины XX в. английский язык усилиями, прежде всего, американцев, прочно занял место основного международного языка.

Забавно, что именно англичане фактически перенесли понятиеобщеевропейского языка цивилизации с Rustico на свой собственный – английский. Они (единственные в мире!) считают, что цивилизованного человека от варвара в любой точке Земного шара отличает именно знание английского языка, и недоумевают, обнаруживая, что это не совсем так…

Традиционная историография в области языкознания подобна несчастному Михелю из стихотворения безымянного немецкого поэта, опубликованного в Инсбруке в 1638 г., цитата из которого приведена в упомянутой книге Ф. Штарка (правописание оригинала):

Ich teutscher Michel
Versteh schier nichel
In meinem Vaterland -
Es ist ein Schand…
Я, немец Михель,
ни хрена не понимаю
в своей стране
какой срам…

***
Из публикации Я. Кеслера „Язык и цивилизация”.



  • 1
Это все очень согласуется с моими изысканиями.Наша цивилизация очень молода. И собственно зародилась где то в 15 веке.

  • 1