Previous Entry Share Next Entry
Неизвестный Пушкин
речка
sv_korchanov
Оригинал взят у koparev в Неизвестный Пушкин

Два чувства дивно близки нам —

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века

По воле Бога самого

Самостоянье человека,

Залог величия его...

Животворящая святыня!

Без них земля была б мертва,

(Ведь пуст алтарь без Божества,

И без надежды сердце стынет).


   Любить прошлое, благоговеть перед его святыней, помнить о том, что много людей прекрасно прожили свой век здесь, на земле и оставили нам памятники, по которым мы можем учиться жизни в Боге и подвиге.
О. Сергий Мечёв

       Кто из поэтов является самым гениальным и знаменитым на планете? Неужели Байрон? Быть может, Мицкевич?
Гениальный поэт всегда приобщён к знаниям, которые неведомы человечеству. Истинный гений всегда останется непознанным и непонятым. Сама жизнь его станет загадкой для грядущих поколений. Именно таким поэтом и предстаёт перед нами Пушкин.
   Информация о длительных периодах жизни гения утрачена, а ознакомление с теми документальными свидетельствами о нем, которые дошли до нас, могут вызвать лишь чувство недоумения.  По отношению к нему допускалась и чистка его произведений, удаление  опасных строк, а также информации, которую он заложил в своих произведениях для будущих поколений.  Эту  информацию прячут, заменяют ничего не значащими рифмованными строками, но даже эта "зачистка" не смогла скрыть тайные знания, заложенные в произведениях Пушкина.


Прижизненный портрет Пушкина (хранится в Калифорнии).

   Одному только ему ведомые тайны заложил Поэт в своих сказках.
   Известно ли кому-нибудь, что до 1820 г. Александр Пушкин бывал в Крыму?  Что вообще мы знаем о Крыме того времени? Давайте разбираться, что это было за время для Крыма. Тридцать лет до пребывания Пушкина в Крыму произошло  выселение большей части крымских христиан (ок. 30 000 человек) в Приазовье: "Весть о выходе христиан разошлась по всему Крыму … Христиане не меньше татар противились выходу. Вот что говорили евпаторийские греки на предложение выйти из Крыма: «Мы Его светлостью ханом и отчизной своей довольны; от предков своих платим дань своему государю, и хоть саблями нас рубить будут, то мы все-таки никуда не уйдем». Армянские христиане в прошении к хану говорили: «Мы слуги ваши … и подданные триста лет тому назад, как живем в государстве вашего величества в удовольствии и никогда от вас беспокойств не видели. Ныне же нас хотят отсюда вывести. Ради Бога, Пророка и предков Ваших нас, бедных рабов Ваших, просим от такой напасти избавить, за что за Вас Бога молить будем непрестанно» (Хартахай Ф.Христианство в Крыму. / Памятная книга Таврической губернии. — Симферополь, 1867. — С. 54—55). Представители РИ увещевали "неразумных" избавиться  от "египетского рабства" и всё-таки добились своего: христиане были выселены. Многие татары Крыма  стали перебираться в Турцию. Историкам предстоит ещё разузнать о тех, кто остался в Крыму. Чем христиане кому-то не понравились?
 Однако, судя по многочисленным крымским легендам, в Карадагской долине, у подножия горы Кара-даг, был построен дворец некой родственницы крымских ханов. Сейчас на склоне этой горы остались только несколько громадных камней -  отёсанных черных глыб прямоугольной формы. Быть может, юный Пушкин встречался с этой представительницей рода крымских ханов? Вы представляете, о чём могла поведать Пушкину эта женщина?.. Именно в Крыму Пушкин мог написать поэму "Руслан и Людмила". Именно в Крыму, на берегу Черного моря, мог возникнуть замысел "Сказки о царе Салтане": Здесь Пушкин мог  представить дядьку Черномора и 33 богатырей, выходящих из тёмных вод на пустой брег...  Здесь он прочувствовал "близость мирам иным". Действительно, море - это пространство, которое в мифах смыкается с той сакральной областью, в которой  находится «остров Буян», той областью, в котором  «лес и дол видений полны». К "острову Буяну" приплыла БОЧКА с Гвидоном и его матерью. В КРЫШКУ БОЧКИ старательно вогнали гвозди их враги. Границу между видимым миром и таинственным миром, пространство которого отмечено пребыванием в нём «острова Буяна», можно было, как считали наши предки, легко пересечь. В этом хочет нас убедить и сам Пушкин, который в поэме "Руслан и Людмила" пишет: «И я там был, и мёд я пил»...
   Между нашим миром и областью сакрального, о подлинной сути которого читатель, видимо, уже догадался, курсирует кораблик:

Ветер на море гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах.

   Пушкин не боялся участвовать в дуэлях. Исследователи насчитали у Пушкина 15 дуэлей, которые заканчивались миром. Бывало, всё заканчивалось весьма курьёзно. Так, Кюхельбекер вызвал Пушкина за  шутку по отношению к себе. Когда же он начал прицеливаться, Пушкин предупредил его секунданта Дельвига: «Стань на моё место: здесь безопаснее!» Дельвиг стал оглядываться по сторонам, чтобы узнать, что же может ему угрожать. Почему-то этим заинтересовался и Кюхельбекер... При этом пистолет в его руке дрогнул, палец нажал на курок, и пуля пробила фуражку — на голове Дельвига. Он как-то странно засмеялся. Пушкин отказался продолжать дуэль.
   Во время поединка с Зубовым в Кишинёве, Пушкин в то время, когда в него целились, спокойно ел  черешню. Зубов промахнулся, а Пушкин отказался от ответного выстрела.
   ...Мы даже не знаем, как выглядел предок Пушкина - Абрам Петрович Ганнибал. Портрет, который считался раньше портретом "арапа Петра Великого", оказался портретом Меллер-Закомельского. А. Ганнибал похоронен на Старом суйдинском кладбище; могила утрачена[8]. Мы не имеем и изображения Осипа Абрамовича Ганнибала - деда А. С. Пушкина. Какая национальность была у Абрама Ганнибала? Да и был ли он негром? Быть может, он был мамелюком? Сейчас мы уже знаем, на каком языке они разговаривали.

Это портрет И. И. Меллер-Закомельского., а не А. Ганнибала.


Портрет Пушкина.

Портрет Пушкина.

   А как выглядел младший брат Пушкина - Лев Сергеевич? Племянник Антона Дельвига Андрей Андреевич Дельвиг, видевший Льва Пушкина в салоне своего дяди, вспоминал:  "Он был остроумен, писал хорошие стихи, и, не будь он братом такой знаменитости, конечно, его стихи обратили бы в то время на себя общее внимание. Лицо его белое и волосы белокурые, завитые от природы".
А. Куприн писал о Пушкине: " Не так давно я имел счастие говорить с человеком, который в раннем детстве видел Пушкина.У него в памяти не осталось ничего, кроме того, что это был блондин, маленького роста, некрасивый, вертлявый и очень смущенный тем вниманием, которое ему оказывало общество. Уверяю, что на этого человека я глядел, как на чудо" ("О том, как я видел Толстого на пароходе "Св.Николай",- читано 12 октября 1908 года на вечере имени Толстого в Тенишевском зале).
   Так был ли Абрам Ганнибал африканцем или не был?.. Всё говорит о том, что не был.
   Младший брат Александра Пушкина Левушка однажды стащил ради шутки у брата перстень, с которым Александр не расставался, и показал дочери Вульфов – Евпраксинье. Та по простоте душевной решила, что перстень Лёвушка ей подарил. Когда Александр увидел перстень у Евпраксиньи,  он всё понял и выругал младшего брата, а перстень отобрал. Евпраксинья позднее призналась: «А перстень-то, Лев мне сказал, оказался волшебный. Александру Сергеевичу морская волшебница его подарила». Мы можем догадаться, что родственницу крымских ханов, живущую на Кара Даге, называли морской волшебницей...   Несомненно, что с помощью этого перстня Пушкин приобщался к миру сакрального:

И счастливец отпирает
Осторожною рукой
Дверь, откуда вылетает
Сновидений ложный рой.


   А вот как писал близкий друг Пушкина Вяземский своей жене: «Я надеюсь, что Пушкин никогда не будет убит, — разве каким-нибудь животным! …А если он застрелится, то надеюсь, что мне завещал все свои бумаги. Если и вперед застрелится, то прошу его именно так сделать. Бумаги мне, а барыш – кому он назначит. Вот так! Теперь умирай он себе, сколько хочет. Я ему не помеха!»
   В письме Александру Ивановичу Тургеневу Вяземский пишет: « Кто творец этого бесчеловечного убийства? Или это не убийство – заточить пылкого кипучего юношу в деревне русской? Правительство верно было обольщено ложными сплетнями. Да и что такое за наказание за вины, которые не подходят ни под какое право? Неужели в столицах нет людей, более виноватых Пушкина?  Сколько вижу из них, обрызганных грязью и кровью? А тут за необдуманное слово, за неосторожный стих предают человека на жертву..  Да и постигают ли те, которые вовлекли власть в эту меру, что есть ссылка в деревне на Руси?  Должно быть богатырем духовным, чтобы устоять против этой пытки. Страшусь за Пушкина. Да зачем не позволить ему ехать в чужие края?»
    Пушкин намеревался ехать во Францию, где вот-вот должна была взойти звезда А. Дюма...  Нессельроде пишет предписание генерал-губернатору Псковской и прибалтийских губерний маркизу Паулуччи принять по отношению к А. Пушкину надлежащие меры по надзору за ним, дабы его «привести на стезю добродетели и успокоить избыток воображения».  Но Пушкин "отмечаться" в Псков не являлся. Надзор за Пушкиным поручают его соседу по имению Ивану Матвеевичу Рокотову. Конечно же, тот не стал заниматься постыдным делом... Так не значит ли это, что Пушкин всё-таки долгое время жил вне пределов РИ?..
Пушкиным было написано ессе "Путешествие из Москвы в Петербург" (Пушкин А. С. "Путешествие из Москвы в Петербург" // ПСС. Т. 7. — М.: Наука, 1964). Вот выдержки из него:

«Фонвизин, лет за пятнадцать пред тем путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца» (стр. 289).

«…Подле меня в карете сидел англичанин, человек лет 36. Я обратился к нему с вопросом: что может быть несчастнее русского крестьянина?
Англичанин.  – Английский крестьянин.
Я. – Как! Свободный англичанин, по вашему мнению, несчастнее русского раба?
Он.  – Что такое свобода?
Я.  – Свобода есть возможность поступать по своей воле.
Он.  – Следовательно, свободы нет нигде; ибо везде есть или законы или естественные препятствия.
Я.  – Так; но разница: покоряться законам, предписанным нами самими, или повиноваться чужой воле.
Он.  – Ваша правда. Но разве народ английский участвует в законодательстве? Разве власть не в руках малого числа? Разве требования народа могут быть исполнены его поверенными?
Я.  – В чем Вы полагаете народное благополучие?
Он. – В умеренности и соразмеренности податей.
Я. – Как?
Он. – Вообще повинности в России не очень тягостны для народа: подушныя платятся миром. Оброк не разорителен (кроме в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности умножает корыстолюбие владельцев). Во всей России помещик, наложив оброк, оставляет на произвол своему крестьянину доставать оный, как и где он хочет. Крестьянин промышляет, чем вздумает, и уходит иногда за 2000 верст вырабатывать себе деньгу. И это называете вы рабством? Я не знаю во всей Европе народа, которому было бы дано более простору действовать.
Я.  – Но злоупотребления частые…
Он.  – Злоупотреблений везде много. Прочтите жалобы английских фабричных работников – волоса встанут дыбом; вы подумаете, что дело идет о строении фараоновых пирамид, о евреях, работающих под бичами египтян. Совсем нет: дело идет об сукнах г на Шмидта или об иголках г на Томпсона. Сколько отвратительных истязаний, непонятных мучений! Какое холодное варварство, с одной стороны, с другой – какая страшная бедность! В России нет ничего подобного.
…Я.  – Что поразило вас более всего в русском крестьянине?
Он.  – Его опрятность и свобода.
Я.  – Как это?
Он.  – Ваш крестьянин каждую субботу ходит в баню; умывается каждое утро, сверх того несколько раз в день моет себе руки. О его смышлености говорить нечего. Путешественники ездят из края в край по России, не зная ни одного слова вашего языка, и везде их понимают, исполняют их требования, заключают условия…; никогда не замечал в них ни грубого удивления, ни невежественного презрения к чужому. Переимчивость их всем известна; проворство и ловкость удивительны.
Я.  – Справедливо. Но свобода? Неужто вы русского крестьянина почитаете свободным?
Он.  – Взгляните на него: что может быть свободнее его обращения с вами! Есть ли и тень рабского унижения в его поступи и речи? Вы не были в Англии?
Я.  – Не удалось.
Он.  – Так вы не видали оттенков подлости, отличающих у нас один класс от другого. Вы не видали раболепного masters Нижней каморы перед Верхней; джентльменства перед аристократией;
кулачества перед джентльменством; бедности перед богатым; повиновения перед властью. А продажные голоса, а уловки министерства, а тиранство наше с Индией, а отношения наши со всеми другими народами!
Англичанин мой разгорячился и совсем отдалился от предмета нашего разговора. Я продолжал следовать за его мыслями – и мы приехали в Клин» (стр. 290-291)…
Как вы считаете, было ли обрадовано масонство этим произведением Пушкина? Как враги русского народа могли отнестись к стихотворению "Клеветникам России" (1831)?


О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор Славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

 Уже давно между собою
 Враждуют эти племена;
 Не раз клонилась под грозою
 То их, то наша сторона.
 Кто устоит в неравном споре:
 Кичливый Лях, иль верный Росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
 Оно ль иссякнет? вот вопрос.

 Оставьте нас: вы не читали
 Сии кровавые скрижали;
 Вам непонятна, вам чужда
 Сия семейная вражда;
 Для вас безмолвны Кремль и Прага;
 Бессмысленно прельщает вас
 Борьбы отчаянной отвага -
 И ненавидите вы нас...

 За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
 Мы не признали наглой воли
 Того, под кем дрожали вы?
 За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
 И нашей кровью искупили
 Европы вольность, честь и мир?..
Вы грозны на словах - попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль Русского Царя уже безсильно слово?
 Иль нам с Европой спорить ново?
 Иль Русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
 От потрясенного Кремля
 До стен недвижного Китая,
 Стальной щетиною сверкая,
 Не встанет Русская земля?..
 Так высылайте ж нам, витии,
 Своих озлобленных сынов:
 Есть место им в полях России,
 Среди нечуждых им гробов.



  Это стихотворение и решило его судьбу.


***
      В описаниях убийства Пушкина имеется множество несообразностей. К. м. н. Н. Ласкова в статье "У Пушкина был шанс на спасение» утверждает: «В лечении раненого были допущены серьёзные просчёты… Единственным документальным свидетельством течения постдуэльной болезни Пушкина являются записки врача и филолога Владимира Даля, которые тот, находясь рядом с больным, вёл с хронологической точностью. Сохранились и свидетельства очевидцев. К сожалению, история болезни поэта («скорбный лист») не велась..."
      Н. Ласкова собрала материал, позволяющий утверждать, что в 30-е годы XIX века в России, например, в Петербурге, уже имелись  хирурги,  делавшие довольно-таки сложные операции — удаление желчного пузыря, частей желудка и кишечника. Хорошо была поставлена хирургическая помощь в клинике Медико-хирургической академии, основанной в 1806 году. Хирурги выполняли полостные операции под опийным наркозом, соблюдали  чистоту, проводили переливания крови. Пушкин не должен был погибнуть, хирурги должны были его спасти. После того, как Пушкин был ранен, секундант бросился искать врача, но нашёл лишь акушера Вильгельма фон Шольца. Шольц помог, привезя  хирурга Карла Задлера.  Задлер, осмотрев Пушкина, срочно отправился за инструментами.  Неужели их не было при нём, ведь он только что оказывал помощь Дантесу? Зачем приезжал? Мнение приехавших на Мойку хирургов Саломона и Буяльского осталось неизвестным.  На следующий день приехал близкий друг поэта доктор Владимир Даль (окулист). Пушкин стал прощаться со всеми, родные не роптали.
   29 января в 2 часа 45 минут пополудни А.С. Пушкин тихо скончался.
   Вызывают недоумение назначения пиявок на фоне кровопотери; раненый поэт обслуживал себя сам: сам переоделся, сам брал лёд и воду, ставил пиявок.
   Протокола вскрытия не велось, но остались записки Даля, который записал либо то, что видел сам, хотя у него было плохое зрение, либо с чужих слов, что вероятнее.
   Несомненно то, что родные и близкие оставались равнодушными к страданиям Пушкина.

   Вот что Пушкин написал о друзьях:

С толпой безстыдныхъ слугъ
Навеки распростился;
Укрывшись в кабинетъ
Один я не скучаю,
И часто целый свет
С восторгом забываю.
Друзья мне – мертвецы,
Парнасские жрецы.

***
   В 1899 году обнаружилось, что могила А. Пушкина «обвалилась». Кто-то начал откапывать гроб. На небольшой глубине от поверхности земли обнажилась большая часть гроба. Еще три года гроб никто не закапывал.  Пушкина хоронили в дубовом гробу, находившемуся в деревянном ящике. При вскрытии могилы — деревянный ящик обнаружен не был. Обвал могилы обнаружили в 1899, но еще в 1907 фотографировали все еще раскрытую могилу. Получается, что 8 лет точно могила была открыта.

  Быть может, прах Пушкина подвергся такому же осквернению, что и прах Н. В. Гоголя? Гоголь писал в завещании:  «Стыдно будет тому, кто привлечется каким-либо вниманием к гниющей персти, которая уже не моя».
   От тела Грибоедова, якобы растерзанного толпой персов, не осталось и следа. Остался почему-то мизинец какого-то человека, который должен был по мнению тех, кто проводил расследование, указать, что безжалостно растерзали именно дипломата А. С. Грибоедова, а не проходившего мимо посольства во время погрома перса.
   Убийство Лермонтова также было сплошной тайной. Когда Мартынов захотел рассказать всем о том, что  произошло на месте "дуэли", — он скончался по неизвестной причине. В архиве Владикавказа хранится справка об отпевании раба Божьего Михаила Лермонтова местным священником. Но ведь убитых на дуэлях не отпевают, так как они приравниваются к самоубийцам... Следовательно, дуэли не было.
   Жизнь гениев полна тайн и загадок, разгадать которые люди не в силах.


?

Log in

No account? Create an account